Шейхи, группы и их стремление к контролю, шейх Абу Катада аль-Филистини

0
384

Никто не отрицает достоинство ученых и исламских джамаатов в установлении религии, отражении ее врагов и сохранении ее сущности. Но для восстановления Халифата огромную роль играет достижение победы для уммы, но это — та высокая степень, которую не могут никак достигнуть джамааты и шейхи. И здесь отметим две степени:
— степень обучения, призыва и сохранения своих индивидуальных религиозных обязанностей;
— степень получения победы и власти.
В первой — шейхи и джамааты, сделав многое, достигли успеха, но негативная сторона получилась во второй.

Часто получается, что шейхи и джамааты делают большой рывок вперед, используя обстоятельства ослабления врага
для осуществления успехов исламских организаций, групп и шейхов, но тогда происходит разногласие, конфликт и соперничество, противоречащее Шариату, и от этого соперничества и стремления заполучить трофеи — удаляется благо. Из современного опыта очевидно, что беды постигают из-за соперничества.

Ни в одной стране ни один джамаат не смог с нуля создать необходимую политическую и военную ситуацию, но только использовать те движения, которые начала Умма от своего общего, заложенного в ней сознания. Джамааты и шейхи делают рывок, отталкиваясь от этих обстоятельств, и в это время появляются болезни: фанатизм, междоусобица, пререкание друг с другом и вражда не ради истины и правильного пути, а ради того количества, который каждый получает от трофеев и контроля.

Это не значит, что все их действия — только ради этой цели, ведь нет сомнения, что через них постигается большая польза, но вражда порождает несправедливость и разногласия, теряет многое из достоинств и отдаляет многое из положительных результатов и имана.

И многое из разногласий может быть отголоском видений прошлых усердий(иджтихадов) времен призыва и действий в положении слабости, когда можно оставить эти старые разногласия, потому что новая реальность приближает(анулирует) многое из разногласий и убирает многое из положений фикха, которые появились в нездоровые времена, это исключительные обстоятельства, но старые конфликты со своими сторонами фикха и нафса(какие то разногласия появились в результате различия взгляда на определенный вопрос фикха, а некоторые в результате личных чувств определенных лиц) приводят к негативному результату в то время как нас многое что объединяет и есть только один способ решения.

Это значит, что мы нуждаемся в душах, способных воспитываться и очищаться через поклонение, чтобы пройти те этапы и освободиться от тех обстоятельств, о которых все единодушно согласны, что они исходят от людей, а не из религии (я имею ввиду конкретные имена, джамааты, шейхи), даже если что-то не получилось, то все равно это — похвальная практика, в которой есть преобладание пользы религии и Уммы над пользой джамаата и шейхов, и придет победа, убирающая тех, кто «тянет» победу только для своего джамаата и шейхов, что является бедой для их религии, а Аллах испытывает свои творения для того, чтобы возвысить или унизить, а что касается религии, то она — победоносная.

Есть положения-исключения о том, что говорилось выше, и это — ситуация с Талибами. Их ситуация явно отличается от той, о которой мы упомянули, так как отличительная особенность их движения в том, что их движение — это движение ученых, требующих знания, и их тартиб не новый, также как и их власть над людьми не исчезала, чтобы появиться, но всегда присутствует как власть знаний и силы. Воспитание среди шейхов также издавно там ведется, и в целом это не было новым джамаатом и «молодой» организацией.

Власть знаний сильна влиянием в исламском обществе, и сколько бы она ни слабела по причине презрительной практики некоторых, кто причисляет себя к имеющим знания, все равно она все еще имеет большую силу, влияющую на движение людей, особенно когда присутствует шахада и джихад.

Тот факт, что это явление возглавили ученые, причем на мазхабе народа той местности, стал причиной как отдаления от них хизбии (приверженность партии, которая приближает, отдаляет и строит отношения, исходя из рамок партии и организации), так и отдаления от этого власти определенных шейхов, и сделали их ближе к Умме, тем более на деле Талибан появился по требованию Уммы в той местности, и они ответили на призыв.

И по причине того, что это движение было делом ученых, оно осталось действенным даже после падения государства и это не повлияло на их внутреннее строение, потому что власть знаний владеет способностью выживать во время политических и общественных перемен, поэтому даже если людям движение покажется слабым, то оно возродится изнутри и не будет ждать движения Уммы для использования момента, как это бывает у других.

Название чего-либо не означает отсутствия исключений. Правила (кауа’ид) названы так, потому что есть исключения, поэтому нужен общий взгляд без отрицания роли отдельного лица, которое появилось тут или там.

Джамааты и шейхи нужны, когда джахилия упрочнилась в любом виде, в любом обстоятельстве, но когда начинается общественное движение, то становится ваджибом присоединение к джихаду и да’вату без всяких прежних вопросов (которые зачастую несут с собой давние конфликты, теоретические и практические, которые в большинстве своем либо чисто умственные, либо идут из спорных вопросов фикха типа «а что ты думаешь, если будет так»).

Попытки пересмотра истории движения Уммы пагубны и ведут к раздорам, потому что пересмотр уже свершившейся истории — это исключительные обстоятельства, и тот, кто делает это, бессомненно, в нем есть болезни.

И мы постоянно находимся между примером и действительностью, между нами самими и иманом, истиной и прямым путем, а это — призыв к примирению и оставление шейхов и групп, приводящих к противоречиям, призывая, чтобы ученые возглавили власть через праведный пример. Того, кого не исправляет наставление, исправит предопределение, а тот, кто выступит против предопределения, то оно его раздавит, раздробит и развеет его силу.

Ученые должны возглавить деятельность, но когда мы это говорим, это не значит, что надо им отдать все сразу же после просьбы, лучше всего поступить так, как поступили Талибы, выйдя для противостояния злу, дав пример шахидства, и это — требуемый шариатом ваджиб. Я знаю, что это тяжело получить, но необходимо действовать, полагаясь на предопределение, и кто боится Аллаха и встал на путь предопределений Аллаха, который постигает праведников в один из дней, то если умрет, то умрет на великом благе.

А что касается требования оставить группы, то порой невозможно его выполнить сразу, распустив организации и выйдя из них (хотя есть те местности, где его надо сразу выполнить). Требуется, чтобы мы построили свою душу на здании знаний и нравственности, создав для этого необходимые условия, наивеличайшие из которых — оставление эгоизма и презирания других, не говоря уже о вынесении им такфира, оскорблений и подготовки сражения с ними.

Перевод текста: Абдульазиз Казанлы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here